Физики шутят, или Чему равен один фальстаф?

История убеждает: время безжалостно разрушает даже такие грандиозные памятники, как пирамиды. Поэтому, чтобы потомки не забыли их, учёные стали увековечивать своих видных представителей другим, более надежным способом — называть их именами физические величины и химические элементы. Иногда этим обычаем злоупотребляли…

Скорость вливания

Автор третьего начала термодинамики Вальтер Нерст предлагал ввести новую физическую величину для измерения скорости перехода жидкости из одного сосуда в другой — литр в секунду — и назвать её «фальстаф», по имени известного шекспировского персонажа — специалиста по вливанию в себя спиртного.
На фото тот самый шекспировский герой (картина Эдуарда фон Грютцнера).

Несчастливые совпадения


Другой любопытный пример — «открытие» «эффекта Паули». Физики знали, что Вольфганг Паули, как и многие другие физики-теоретики, совершенно не умел обращаться с физическими приборами. Они стали утверждать, что существует странный, ничем не объяснимый эффект: при появлении Паули в лаборатории сразу выходит из строя какой-либо физический прибор. Помимо веселого настроения, которое сопутствует каждой шутке, физики-экспериментаторы получали от «эффекта Паули» и непосредственную выгоду: чуть случится какая поломка — можно оправдаться, сославшись на присутствие Паули. Иногда это им вполне удавалось.
Однажды в Геттингенской лаборатории Джеймса Франка произошел крупный взрыв, в результате которого было повреждено ценное физическое оборудование. Так как причин взрыва обнаружить не удалось, физики стали расследовать… не приехал ли неожиданно к ним в лабораторию Паули. И выяснилось, что как раз в момент взрыва поезд, в котором В. Паули ехал их Цюриха в Копенгаген, остановился на несколько минут в Геттингене!

1 милликен


Физики неоднократно в почти серьезной форме предлагали назвать именем того или иного ученого какую-то величину. Причем чаще всего эта величина не имела ничего общего с физикой, а характеризовала лишь какую-то отличительную черту характера того ученого, чьим именем она называлась.
Например, сотрудники американского физика Милликена, отличавшегося, по их мнению, слишком большой разговорчивостью, предложили ввести новую единицу для измерения разговорчивости под названием «кен». Её тысячная доля, то есть «милликен», должна быть выше разговорчивости среднего человека.

В чем сила, брат?


Рассказывают, что однажды в начале века на заседании ученого совета одного из университетов выступил богослов и с возмущением заявил, что один из студентов-физиков, отвечая на его вопрос, сказал: «Божественная сила есть произведение божественной массы на божественное ускорение».
Вслед за этим выступил профессор физики. Он подтвердил, что это действительно безобразие: студент-физик обязан знать, что в результате перемножения божественной массы и божественного ускорения в произведение войдет божественность в квадрате, следовательно, для получения божественной силы лишь один из сомножителей должен быть божественным.

Как видно из всех этих примеров, у веселых людей даже такая серьезная и, на первый взгляд, скучная вещь, как размерность, может стать поводом для шуток.
« Вы одиноки, доверчивы и не спите по ночам? У...
Музей науки "Экспериментаниум": трогать... »
  • +22

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
И всё бы ничего, если бы божественная масса не была бы равна НУЛЮ. Потому в мире и твориься всяка хренотень, что сила божья равна нулю, хоть в квадрате, хоть в кубе.
0
А у философов шутки как в английских анекдотах-не сразу сообразишь, но смеются они сами
0
Божественное ускорение — класс!
+3
Что характерно, у ученых шутки веселее, чем, например, у медиков.